Дети мигрантов в новостройках г. Бишкек

Дети мигрантов в новостройках г. Бишкек

1) Моя встреча с 36-летней Назгуль Турдумамбетовой произошла в новостройке Ак-Бата. Когда мы зашли к ней домой, нас с радостью встретил ее старший сын Нурбакыт.                   

Ему 9 лет и он – особенный ребенок, у него энцефалопатия. И это объясняет его странную одежду. Иначе, он может причинить вред не только двум младшим братьям – 5-летнему Надину и 4-месячному Азамату,  но и себе. На радостях Нурбакыт старался как можно больше привлечь к себе внимания. Он шумно бегал туда-сюда и в какой-то момент упал, больно ударившись губой о саманный пол. Нурбакыт не может самостоятельно есть, обслуживать себя, не говорит. Назгуль говорит, что его болезнь случилась в результате неудачных родов. По всей видимости, акушеры повредили голову Нурбакыту при прохождении родовых путей. Назгуль говорит, после родов на голове у Нурбакыта была глубокая вмятина сзади.

Назгуль – мама-одиночка. Отцы ее детей никак ее не поддерживают. Весь ее доход – это пособие по инвалидности ее сына – 3 тыс. сомов. Фактически Нурбакыт, сам того не подозревая, является главным добытчиком семьи. До 2014 года она получала пособие по малообеспеченности и на сына с инвалидностью, и на 5-летнего сына. Сумма пособий составляла 1450 сомов в месяц. После рождения 3 сына она подала документы в районное управление социальной защиты вновь. В числе документов, предоставляемых получателями, должна быть справка из налоговой об отсутствии задолженностей.

У Назгуль оказалась задолженность по земельному налогу, который она не оплатила. И вряд ли уже оплатит. Пособия сына ЛОВЗ едва хватает, чтобы прокормить 3 детей и как-то платить по счету хотя бы за свет.

2) 52-летний Кадырбек Токтоналиев  из Кочкора (Нарынская область) – дружелюбный водитель, работающий в БГУ (Бишкекский гуманитарный университет). В его большой семье 9 детей, самой старшей из которых 27 лет, а самому младшему – 4 года. Три старшие дочери замужем, но живут с ними и уже со своими детьми. Жена не работает, у нее больное сердце. У самого младшего ребенка порок сердца, его готовят к операции. Средства на лечение (20 тыс. сомов) собрал фонд, сами бы не собрали. Вся семья живет на заработную плату Кадырбека – 3 тыс. сомов.

Как и многие мигранты, семья Кадырбека переехала в город на волне первой постреволюционной миграции. Тогда еще участки в Ак-Бате продавались за небольшие деньги. И Кадырбек был в числе тех, кто успел ухватить свои 6 соток за недорого. Тогда же и построил дом, который и домом назвать то сложно,где он сейчас проживает со всей своей большой семьей.

На вопрос, получали ли они с женой пособие по малообеспеченности на кого-нибудь из детей, Кадырбек ответил отрицательно.

По его словам, в 2011 году жена пробовала подать документы на получение пособий, но вопрос по каким-то причинам так и не решился.

3) Фазият Медетова – веселая, жизнерадостная мама 6 детей. Она – счастливое, если можно так сказать, исключение из выше указанных историй. В отличие от своих соседей по новостройке, Фазият получает пособие на 5 из 6 детей. Общая сумма пособий составляет 5 тыс. сомов. На шестого ребенка ей не удалось оформить пособие. Отказали по той причине, что с 2015 года ее зарплата составляет 5 тыс. сомов. Ранее она получала 3,5 тыс. сомов. По мнению чиновников, 10 тыс. (зп + пособие на 5 детей), на которые Фазият растит 6 детей,  сумма слишком уже большая, и ставить еще 6 ребенка на получение пособия – непозволительная роскошь.

Ее муж умер из-за отказа почек в 2010 году. Фазият радуется, что хотя бы дом свой,и ей не приходится как другим соседям снимать квартиру. Дом построили на участке в 6 соток, купленном когда-то за 2,5 тыс. сомов. В 2005 году, вспоминает Фазият, эта сумма, которая сейчас кажется смехотворной, была большой. Им пришлось продать единственную корову, чтобы купить участок. После смерти мужа стало совсем тяжело, никто из родственников не помогает. Но несмотря на все это, видно, что Фазият старается содержать дом в порядке, а дети хорошо воспитаны.

Старшие помогают маме, присматривают по очереди за 2 младшими, которые не ходят в садик, пока мама на работе.

4) 39-летняя Союзкан, как и многие мигранты, живущие в новостройках близ Дордоя, в тот злополучный день работала на поле в районе Маевки – собирала картошку. Работа на полях для жителей новостроек, в условиях снижения товарооборота на Дордое, где многие мигранты подрабатывают, и безработицы – единственная стратегия выживания в летне-осенний сезон. Ее муж Болот, слесарь по специальности, также подрабатывал как мог и где мог. Им надо было кормить себя, двоих детей, достроить дом.

В тот злополучный день, по осеннему холодный день, лил дождь, и видимо именно это обстоятельство, помноженное на неопытность юного водителя и скорость движения машины, сыграло роковую роль. Союзкан вышла на дорогу, чтобы после работы вернуться наконец домой к двум ожидающим ее детям в новостройку Ак-Бата, что по объездной. Но домой она так и не попала. Юный водитель, не справившись с управлением, сбил ее на большой скорости. Смерть была мгновенной.

Наша встреча с мужем Союзкан Болотом произошла через 2 месяца после того трагического дня. Дети, казалось, уже смирились со смертью мамы. Детская непосредственность берет свое.                                                    

Болот в данный момент без работы. С женой познакомился на камвольно-суконном комбинате, где он работал слесарем, а она – в кенафном цехе. Но уже 3 года как, в связи с кризисом, оба остались без работы. В Бишкек Болот прибыл в 1995 году из Нарына. Здесь встретил красавицу Союзкан с Иссык-Куля. Решили связать свою судьбу, провели обряд нике и зажили. Родили детей – сына Эльдара, а затем и дочь Ясмин. Но за годы жизни в городе так и не приобрели жилья. Сестра Болота Дамира купила в новостройке Ак-Бата участок в 6 соток. Видя, как брат мучается, она предложила им разделить участок и построить дома на этих участках. Сама Дамира жила в городе с дочерью, снимая квартиры.

Со временем, Дамира построила свои 2 комнаты, где она временно разрешила пожить Болоту со своей семьей, пока они построят свой дом. Она только-только переехала в свой дом. Они не успели пожить и 2 недель вместе, когда случилась трагедия. Теперь Дамира невольно заменяет детям погибшую мать. Болот, как это часто бывает с мужчинами, с горем еще не справился.                                                      

На мой вопрос, получали ли с женой пособие по малообеспеченности на детей, Болот ответил отрицательно. Документов у детей нет, Союзкан сама лишь перед смертью получила паспорт. У Болота паспорт имеется. Но их брак не был зарегистрирован. Получив паспорт, Союзкан собиралась получить документы для детей, а затем – подать документы на получение пособий. Но судьба распорядилась по-своему. Сможет ли теперь Болот получить документы на детей, неизвестно. Брак не официальный. У детей нет свидетельств о рождении. И доказать, что они являются его детьми, сейчас де-юро сложно. И получить пособие по малообеспеченности, чтобы обеспечить хоть какую-то поддержку детям, тоже становится невозможным.

Как будут жить они дальше неизвестно. Пока живут на деньги, которые им достались от виновников аварии. Болот не стал подавать в суд на водителя. По уговору родителей молодого парня (мол жену не вернуть, а тебе нужны деньги поднимать детей), отказался от обвинения.

Комментарии (1)

svetlana Ноя. 3, 2016, 4:01 п.п. 1

Дети и бедность - это страшно. Но по поводу 2-ой истории. У него 9 детей: три старшие дочери замужем, имеют своих детей. Все живут на его зарплату в 3 тыс. сомов. А сами взрослые дочери и их мужья не работают и тоже живут на эти 3 тыс. сомов?

Оставить комментарий

Для участия в обсуждение необходимо авторизоваться или зарегистрироваться

Прими участие в опросе! Отправь слово АЛГА на номер 4747 (бесплатно)