Дети Алтын-Казыка

Дети Алтын-Казыка

Каждый день Чинара Орозматова – жительница новостройки Алтын-Казык, что возле мусорного полигона, отправляется вместе со своим 5-летним сыном на так называемую круговую объездной дороги. От того, удастся ли ей найти себе работу на день, будет зависеть, будет ли что поесть на ужин ей и ее 4 детям, самому старшему из которых 20 лет, а младшему – 5 лет.

С мужем Чинара в разводе, детям он не помогает, поэтому Чинара не чурается любой работы. Говорит, если хочешь выжить, о стыде забываешь. Хватается за любую работу, то прибраться у кого-то, то на поле поработать, то где-то побелить, покрасить. Ее старший сын помогает матери как может. Но у него, как и многих самоучек-строителей без образования, непостоянный заработок. Когда более-менее густо, когда совсем пусто.

Старший сын Чинары наколол дрова, чтобы хоть как-то согреть холодный, неуютный дом.

Вот так мать с сыном и растят младших 3 детей. Дочь 14 лет ездит в аламединскую школу, куда ее устроили по договоренности за 3 тыс. сомов. Второй сын уже как полгода не ходит в школу: после развода он оставался в селе с безработным отцом, и тот его недавно отправил в город к матери, не желая далее воспитывать. Куда и как его будут устраивать в школу,  Чинара не знает, они за устройство дочери-то еще до конца не расплатились. На вопрос, а зачем они вообще платят деньги, Чинара говорит: "А как же без них, так ведь не возьмут". О пособиях по малообеспеченности и не думала, куда там, они ведь без прописки, да еще и из нелегальной новостройки.

К тусклому свету лампочки Гульзат за 4 года жизни в новостройке Алтын-Казык привыкла.  Она рада и этому, говорит, хорошо, что вообще свет есть. Новостройка, где проживает Гульзат со своими 5 детьми, официально пока не признана властями города. Рядом городская свалка мусора.

Все коммуникации в этой новостройке недоступны, и в первую очередь жизненно необходимая вода. Людям приходится ее приносить издалека в канистрах.

Летом люди под руководством активистов собрались было провести ее из соседней новостройки, даже собрали деньги, купили трубы, но радоваться пришлось недолго. С наступлением холодов трубы замерзли, и жители вновь остались без воды.

Гульзат приехала в город из Нарына. К переезду ее подтолкнул  развод с мужем, который спокойным характером не отличался и даже частенько ее побивал. Как и многие кыргызские женщины говоря о муже, Гульзат даже как бы оправдывает его, мол чего не бывает в семейной жизни, все пары ругаются, все мужчины иногда пьют, бьют. Гульзат говорит, что обидно только за детей, которые совсем разочаровались в отце. Особенно средний сын, который как-то поехал в село и не смог попасть домой, потому что отец заменил замок. Сын взломал дверь, после чего родной отец подал на него заявление. И только вмешательство родственников, которые дали кому-то взятку, помогло парню избежать судимости.

В городе Гульзат выживает как может. Детям бывший муж не помогает. Более того, завел вторую семью, где ожидает ребенка. Со своим младшим 5-летним сыном она целыми днями ходит в поисках заработка. Вся надежда на среднего 19-летнего сына, который подрабатывает строителем. Он кормилец всей семьи. Старшего сына забрали в армию. А дома – младшая дочь и еще два сына. Говорит, бывают дни, что даже  денег нет детям в школу доехать. Новостройка хоть и не признается городом, но счета за свет исправно с жителей собирают.

О пособиях по малообеспеченности Гульзат и не мечтает. Понимает, что живет в нелегальной новостройке. Да и не знает, как это возможно  получать пособия в городе, да еще и живя в нелегальной новостройке, если они прописаны в селе.  Говорит, развод бы оформить,  чтобы алименты хотя бы получить. Но из-за отсутствия денег заняться всем этим не может – надо ехать в Ат-Башы.

Пока без комментариев...

Оставить комментарий

Для участия в обсуждение необходимо авторизоваться или зарегистрироваться

Прими участие в опросе! Отправь слово АЛГА на номер 4747 (бесплатно)